среда, 26 февраля 2014 г.

Человек-невидимка

  О Герберте Уэллсе как о превосходном фантасте узнала сравнительно недавно. Полтора года назад один мой приятель с восторгом рассказывал мне о "Мастере и Маргарите". На вопрос "А что ещё посоветуешь?" он ответил - ""Машину времени" Герберта Уэллса". Естественно, прочитав "Машину", я стала искать другие произведения того же автора. Но аннотация к первой же найденной книге - "Войне миров" - надолго оттолкнула меня от Уэллса. Полгода спустя в списках лучших произведений жанра фантастики увидела "Человека-невидимку" Герберта Уэллса с кучей положительных отзывов. И, конечно, прочитала её. Однако книга немного не оправдала моих ожиданий. Я рассчитывала увидеть историю одинокого героя, этакого невидимого Дон Кихота, а получила историю о гениальном человеке, практически сошедшем с ума от работы, вынужденного одиночества и непонимания.
  Главный герой - будем называть его Невидимкой - изобрёл препарат, позволяющий сделать клетки живого организма прозрачными. В романе очень хорошо и доходчиво рассказано о технической стороне вопроса, а это чуть ли не самое главное для классики научной фантастики. По "Человеку-невидимке" я поверхностно "прошла" оптику, как, например, по романам Жюля Верна "проходила" основы баллистики и морского дела, а по рассказам Александра Беляева - начальную электродинамику.
 
Итак, перед Невидимкой развернулись блестящие возможности, которые даёт эта прозрачность. Но, как оказалось, он не мог пользоваться и половиной этих преимуществ. Невидимка хотел сохранить свои способности в тайне, а в большом мире за пределами его комнаты это оказалось почти невозможным. От вынужденного одиночества, от потребности скрываться, от постоянного страха, что его обнаружат, Невидимка немного подвинулся рассудком и захотел власти над всем миром (обычное, на мой взгляд, желание для недалёких, злобных или сумасшедших персонажей). Сначала, конечно, люди его боялись. Невидимка мог незаметно пробраться в дом, учинить любые разрушения и бесследно скрыться.
  Однако потом люди додумались до облавы. Они загнали Невидимку, как дикого зверя. И убили, как дикого зверя. И тут, я думаю, они были неправы. Невидимка был человеком хоть и свихнувшимся, но гениальным и уникальным. Если на всём протяжении романа он и вправду был немного похож на животное, то в конце роли поменялись - теперь человеческая толпа была сворой собак, а Невидимка - ослабевшим человеком. Его предсмертный крик - "Пощадите!" - звенел у меня в ушах стоном умирающей птицы. Я редко когда переживаю о смерти персонажей книг, но гибель Невидимки сильно взволновала меня. Про себя я раз десять обругала невежественных людей, лишивших мир этого чуда. Конечно, после Невидимки остались его книги, но они находились в руках человека, не умеющего правильно ими воспользоваться. Тайна Невидимки умерла вместе с ним.
 
P.S. Существует множество различных памятников Человеку-невидимке, но я хотела бы поделиться одним из них, установленном в Амстердаме, по моему мнению, самым удачным.  

суббота, 22 февраля 2014 г.

Мартин Иден

  Эту книгу Джека Лондона мне посоветовал одноклассник как лёгкую литературу, этакий любовный роман, где моряк ради любви к богатой девушке получил образование и стал вполне интеллигентным человеком. Поэтому-то я долго к ней не притрагивалась: любовь как основное действие претит мне. Но потом я всё-таки прочла "Мартина Идена". Такое ощущение, будто мне рекомендовали совсем другую книгу, настолько моё восприятие произведения отличалось от её "аннотации" из уст одноклассника.
  "Мартин Иден" - это, конечно, история любви простого человека к девушке из светского общества. Да, именно любовь заставила Мартина перестроить свою жизнь: учить множество непонятных слов, читать горы странных книг, отказаться от многих благ и от общества себе подобных. 
  А потом в его жизнь пришёл Спенсер, вернее, философские труды Спенсера. Мир в глазах Мартина Идена приобрела новые краски, новую текстуру. Иден пошёл дальше - он прочёл столько книг, что оказался способен сам написать какой-нибудь роман или рассказ. Ему говорили, что в газетах труд писателя недурно оплачивается - Мартин начал писать очерки для разнообразных газет и журналов. С этого момента для меня любовь закончилась, началась борьба молодого писателя, понимающего всю ценность своих работ перед обычной журнальной халтурой, с неумолимой машиной редакторов, сводящей все старания Мартина на нет. В этой части повествования есть некоторые интересные моменты: воспоминания Мартина Идена о сражениях с Масляной Рожей, работа в прачечной, близкое знакомство с Бриссенденом, таким же отвергнутым мыслителем, выступление Мартина против социалистов на их собрании, где он заявляет, что слабые не могут быть равны сильным и всегда по закону природы выживает сильнейший (меня как против шерсти погладили), после чего Иден становится известен как самый ярый сторонник идей социализма.
  В конце своей жизни Бриссенден пишет "Эфемериду" - блестящее произведение, "равное которой появляется только раз в столетие". К несчастью, это чудо после публикации было оплёвано критиками и не принята народом, чего и опасался уже покойный её создатель. Зато в жизни Мартина Идена неожиданно наступает перелом в лучшую сторону - "Для Мартина оставалось загадкой, что на них всех напало, отчего они вдруг встрепенулись и пошли принимать подряд все то, что упорно отвергали целых два года. До сих пор ничто из написанного им ещё не было напечатано. Нигде, кроме Окленда, его не знают, да и среди тех немногих в Окленде, кто думал, будто знает его, он известен как «красный» и социалист. И решительно нечем объяснить, почему товар его вдруг пошёл в ход. Просто каприз судьбы." Появились деньги, Мартина Идена зауважала верхушка общества, даже его бывшая любимая Руфь Морз возвращается к нему (уже в середине романа стало ясно, что эта самовлюблённая буржуйка, иначе я её не могу назвать, любит не Мартина, а деньги и славу). Но работа-то уже была сделана - вот что преследует бывшего моряка. Мне кажется, именно эти пять слов разочаровали его в нынешних людях и в обществе и подтолкнули к самоубийству. Раньше мне казалось, что умирать ужасно, и что самоубийцы - безумцы. Однако теперь стало ясно, что уходить из опостылевшей жизни, когда работа сделана, не так уж и трудно. Только неизвестность впереди пугает.
  В целом, "Мартин Иден" похож скорее на сугубо философский, чем на любовный роман. Мне он помог разобраться во многих вещах. И поможет ещё не одному поколению. Вот что можно назвать вечной книгой.

пятница, 14 февраля 2014 г.

Благородные жулики Джефф Питерс и Энди Таккер

  Ещё одно произведение, за которое надо сказать "спасибо" "Двенадцати стульям". В одной из первых глав Остап Бендер ссылается на некоего Энди Таккера. В комментариях я прочла, что Энди Таккер - герой сборника рассказов О.Генри "Благородный жулик". Теперь на меня влияло несколько факторов: "ссылка" Ильфа и Петрова, известность О.Генри и заманчивое название. Так и произошло моё знакомство с этой книгой.
  Сборник "Благородный жулик" посвящён людям хитрым, находчивым, неунывающим и не имеющим постоянного заработка, а проще говоря - обыкновенным мошенникам. Хотя, узнав их поближе, понимаешь, что они не такие уж обыкновенные. Конечно, существует масса жуликов, понятия не имеющих о чести и благородстве. Однако О.Генри описывает совсем других людей. Они хоть и действуют против закона, но сохраняют остатки честности и человеколюбия.
  Главные герои рассказов - компаньоны Джефф Питерс и Энди Таккер, оба мошенники, оба существуют, эксплуатируя человеческие жадность, глупость, страх и тщеславие, зато какие они разные.
  Питерс - человек прямой, честный. Вот его жизненное кредо: "Я принципиально никогда не брал у своего ближнего ни одного доллара, не дав ему чего-нибудь взамен — будь то медальон из фальшивого золота, или семена садовых цветов, или мазь от прострела, или биржевые бумаги, или порошок от блох, или хотя бы затрещина". Естественно, у жуликов другое понятие о чести, но такой человек стоит на духовной лестнице неизмеримо выше простых грабителей и убийц. В некоторых случаях даже вполне порядочный гражданин может не иметь хотя бы таких простых принципов, как у Джеффа Питерса.
  Энди Таккер как бы противопоставляется своему компаньону. На мой взгляд, он изворотливее, наглее Джеффа и лучше знает человеческую психологию. Мораль у него тоже есть, но она немного расплывчатая и приспосабливается под действия Таккера.
  В целом, рассказы очень интересны, а главное, позволяют увидеть мир глазами мошенника, встать на его место. После этого невольно задаёшься вопросом: "А я мог бы так же?". И очень мало кто способен дать утвердительный ответ. Оказывается, жульничество - это целая наука, это искусство, и далеко не всякий может заниматься этим делом. Однако для простых граждан это даже счастье, ведь их гораздо больше, чем мошенников.
  Ещё, я думаю, эта книга - предупреждение. Хорошо быть профессиональным жуликом, но встретить профессионального жулика очень и очень опасно. Только наиболее образованные люди могут противостоять мошеннику, а остальным остаётся или поумнеть, или расставаться с деньгами.

вторник, 11 февраля 2014 г.

451˚ по Фаренгейту - температура, при которой воспламеняется и горит бумага

  Год назад мечтала прочитать замечательную книгу Рэя Брэдбери "451 градус по Фаренгейту". Причин было много - хорошие отзывы, "ссылки" на "451 градус" у других писателей, советы друзей. И недавно я закончила её. Ощущение, как будто на меня опрокинули ведро ледяной воды. 
  Я была ошарашена, возмущена, убита отношением обыденных горожан Брэдбери к литературе, искусству, политике. Ведь эти люди понятия не имели, что творится в мире, что ожидается ужасная война, что их жизнь бессмысленна. Что они делали? Занимались рутиной, смеялись над телевизионными клоунами, болтали о всякой чепухе, когда над ними гудели военные самолёты и где-то далеко-далеко готовился план уничтожения многих городов. Эти люди разучились радоваться мелочам, замечать прекрасные моменты жизни, любоваться природой и искусством. Даже любить такие люди не в состоянии. Они стали просто растениями.
  По-моему, самым страшным человеком в этом романе был не Гай Монтэг, разрушающий безумный уклад жизни, а брандмейстер Битти, созидающий его. Он пугал меня своим равнодушием к литературе, своими выпадами против разумной жизни. Он видел, что творится что-то неладное, но поддерживал это.
  Гай Монтэг - совсем другой человек. Это молодой бунтарь, ещё не сознающий всей трудности своего дела - просвещения народа. Он понимал, что его покарают за своеволие и вольнодумство, но продолжал идти вперёд. Я думаю, даже имя главного героя неслучайно и  связано с Гаем Юлием Цезарем -  великим завоевателем и просветителем Древнего Рима. Монтэгу повезло - у него было много добрых, бескорыстных учителей: Кларисса Маклеллан, чудаковатая девушка, чувствующая мир, Фабер, немного трусливый, но верный товарищ, и бывшие писатели и профессора, помогшие Гаю понять своё значение в борьбе с невежеством. Я верю, вместе они бы справились со всеми невзгодами и выиграли эту страшную войну - войну за мысли, идеи, книги. 
  Самое сильное впечатление оставили сцены сожжения книг. Я как будто слышала их стоны, предсмертные крики, шелест обугленных страниц. Хоть бы никогда этот фантастический ужас не стал реальностью

воскресенье, 2 февраля 2014 г.

Великолепный Шерлок Холмс

  Года два-три назад я очень увлекалась рассказами о Шерлоке Холмсе, но в распоряжении у меня были только небольшая книжка "Приключения Шерлока Холмса", куда входило всего несколько рассказов, и повесть "Собака Баскервилей". Позже увлечение забылось, но любовь к этому удивительному человеку, несправедливо называемому "машиной для раскрытия преступлений", осталась. Новым толчком к прочтению рассказов сэра Артура Конана Дойля стал, как это ни странно, роман "Двенадцать стульев", а точнее, комментарии к нему. Оказывается, подобным сюжетом обладает рассказ "Шесть Наполеонов", где сокровище спрятано в одном из шести гипсовых бюстиков Наполеона. С него и началось моё "погружение" в мир величайшего следователя Шерлока Холмса.    
  После прочтения "Шести Наполеонов" я некоторое время "металась" по рассказам Конана Дойля. За время этого "метания" были прочитаны произведения "Жёлтое лицо", "Пустой дом" и "Шерлок Холмс при смерти". Все три рассказа относятся к разным этапам в жизни главного героя: первый описывает события, произошедшие между женитьбой доктора Ватсона и роковой схваткой Холмса с профессором Мориарти у Рейхенбахского водопада; второй - встречу Ватсона и Холмса после этой схватки; и третий - события после встречи. Такая временная разница рассказов натолкнула меня на мысль о систематизации прочтения "биографии" Холмса.
  
  Самое первое произведение, где читатель знакомится с гением расследования - это "Этюд в багровых тонах". По сюжету доктор Ватсон, вернувшийся с войны в Афганистане, ищет в Лондоне недорогую квартиру. Его старый друг рассказывает, что один чудак, работающий с ним, уже нашёл таковую на Бейкер стрит, но ему нужен компаньон. Ватсон соглашается стать компаньоном этому "странному человеку".
    Живя с Шерлоком Холмсом, Ватсон никак не может догадаться о роде его занятий. О политике, астрономии, литературе, философии Холмс имеет весьма смутное представление, зато хорошо знает свойства ядов и различных видов почв, отлично разбирается в химии, анатомии и юриспруденции, имеет огромные знания уголовной хроники, фехтует, боксирует и... играет на скрипке. 
  Естественно, у такой многогранной натуры не может быть обыкновенной профессии. Уникальная специальность Холмса - сыщик-консультант. Конан Дойль в речи своего героя разбивает в пух и прах остальных литературных следователей. Шерлока нельзя назвать скромным - он прекрасно осознаёт свой уровень профессионализма по части расследований и не стесняется говорить об этом окружающим. Но он, в отличие от сыщиков Скотланд-Ярда, не гонится за славой, а расследование запутанных преступлений воспринимает как увлекательное развлечение. Я считаю, что Шерлок - не машина, а человек-гений.

  Здесь же приводится первое и практически единственное описание главного героя : "..Ростом он был больше шести футов, но при своей необычайной худобе казался ещё выше. Взгляд у него был острый, пронизывающий, если не считать периодов оцепенения. Тонкий орлиный нос придавал его лицу выражение живой энергии и решимости. Квадратный, чуть выступающий вперёд подбородок тоже говорил о решительном характере...".
  Конечно, в "Этюде в багровых тонах" есть интереснейшая детективная история и её предыстория, но, по-моему, основная цель этого рассказа - показать идеального сыщика, его портрет, интересы и человеческие качества. Остальные книги о Шерлоке Холмсе - продолжения "Этюда".


 Среди прочих повестей о Холмсе я хотела бы выделить "Знак четырёх". Во-первых, основное преступление происходит при настолько необычных обстоятельствах, что даже невозмутимый Шерлок выказывает должное удивление. Во-вторых, в конце этой повести доктор Ватсон женится на милой и отважной девушке Мэри Морстен. В-третьих, в первой главе Шерлок Холмс очень понятно рассказывает о сути своего дедуктивного метода. В-четвёртых, я хотела бы процитировать наиболее поразившую меня часть: "...Так быстры, неслышны и вкрадчивы были его движения, точь-в-точь как у ищейки, взявшей след, что я вдруг подумал, каким бы страшным преступником он [Шерлок Холмс]  мог бы быть, если бы направил свой талант и свою энергию не в защиту закона, а против него...". Вот такие две стороны медали. Здесь есть над чем хорошо задуматься...
 
P.S. Как ни странно, главными почитателями "короля сыщиков" после англичан являются именно русские. В Москве в 2007 году к 120-летию выхода "Этюда в багровых тонах" даже установили памятник Шерлоку Холмсу и доктору Ватсону. Говорят, что если кто-нибудь сядет на лавочку рядом с Ватсоном и положит руку на записную книжку, то у него решатся многие проблемы, но если же коснуться трубки Холмса, можно попасть в криминальную историю.