воскресенье, 4 мая 2014 г.

Эра милосердия, или место встречи изменить нельзя

  Книга братьев Вайнер "Эра милосердия", соответствующая советскому фильму-сериалу "Место встречи изменить нельзя" - из списка "лучше почитать, чем посмотреть". Фильм я видела урывками, не очень впечатлило. Зато книга позволила окунуться в мир МУРа полностью, со всеми его плюсами и минусами.
  Произведение достаточно динамичное, хотя иногда кажется, что действие зашло в тупик. Это не так. Всё равно если что-то здесь описывается, значит оно важно для понимания картины послевоенной Москвы. Благодаря этой книге мне стали понятны некоторые вещи, например, почему вроде бы хорошие люди подаются в воры и бандиты. Но осталось также много нерешённых вопросов, например, правильно ли убивать живого человека, пусть даже очень "замаравшегося". И, как ни странно, все эти вопросы "подкидывал" не кто иной, как бывший разведчик Шарапов, от которого я в начале не ожидала такой "прыти".
  В романе многое идёт на противопоставление и сравнение: бандиты и работники МУРа, война и борьба с преступностью, честная внешность и натура предателя. Однако главное противопоставление, а может, и противостояние - между Глебом Жегловым и Владимиром Шараповым. У первого всё разложено по полочкам - где, что и как делать. Проблема в том, что из-за этого Жеглов не всегда был прав. Иметь принципы - это хорошо, но зачем же неотступно следовать им, даже когда чувствуешь, что делаешь неправильно? А Глеб ведь чувствовал, не такой он всё же был прямолинейный. Шарапов же не имел собственной морали. Он имел мораль общечеловеческую: делать, как интуиция, сердце подскажет. Но ведь и такие принципы имеют недостатки: из-за нехватки опыта появляется мягкость тогда, когда она не нужна. Я не знаю, кто в этом противостоянии на более выигрышных позициях, но мне как читателю нравится Жеглов (знает, что делает и имеет милое чувство юмора), а как человеку - Шарапов (его не так сильно кидает в приключения). По-моему, Жеглов - хороший друг, а Шарапов - отличный муж (только его невесту Варю очень жаль, у меня даже слеза выкатилась, когда я узнала о её смерти. Не человек, выдумка, а всё же жалко).
  От Жеглова, помимо его "свода правил", запомнились только эти строки, хотя подобных его рассуждений можно встретить в тексте чуть ли не через страницу:
"Если есть на земле дьявол, то он не козлоногий рогач, а трёхголовый дракон, и башки эти его — трусость, жадность и предательство. Если одна прикусит человека, то уж остальные его доедят дотла. Давай поклянёмся, Шарапов, рубить эти проклятущие головы, пока мечи не иступятся, а когда силы кончатся, нас с тобой можно будет к чертям на пенсию выкидать и сказке нашей конец!"
  И ещё запали в душу слова Михаила Михайловича о чудесной Эре Милосердия:
"…У одного африканского племени отличная от нашей система летосчисления. По их календарю сейчас на земле — Эра Милосердия. И кто знает, может быть, именно они правы и сейчас в бедности, крови и насилии занимается у нас радостная заря великой человеческой эпохи — Эры Милосердия, в расцвете которой мы все сможем искренне ощутить себя друзьями, товарищами и братьями…"

  P.S. В Киеве возле здания Министерства внутренних дел Украины установлен памятник Глебу Жеглову и Владимиру Шарапову (а точнее - Владимиру Высоцкому и Владимиру Конкину, исполнившим эти роли в "Место встречи изменить нельзя"). Памятник мне очень нравится, а вот фильм - нет. Просто у меня теперь другие Жеглов, Шарапов и остальные персонажи.

1 комментарий:

  1. Книгу не читала, а вот фильм смотрела, и не один раз. Мне кажется, что если теперь соберусь прочитать, то образы, созданные Высоцким и Конкиным, будут перед глазами. Хотя... надо попробовать)

    ОтветитьУдалить